Найди одно неверное утверждение и отметь его знаком кутузов

Окружающий мир 4 класс | Отечественная война года

найди одно неверное утверждение и отметь его знаком кутузов

Найдите одно неверное утверждение и отметьте его знаком «-». Наполеона сумели захватить Москву (Кутузов после Бородинской битвы принял. не правильный ответ под номером 4) Незадолго до Бородинской битвы войска Наполеона сумели захватить Москву. Найдите одно неверное утверждение и отметьте его знаком -. 1) М.И Кутузов, Н.НЮ Раевский, Д.В. Давыдов - одни из героев отечественной войны.

Надо полагать, такое предпочтение сыграло с Михаилом Илларионовичем худую роль после его знаменитых ранений в голову. Когда его зрение ослабело для чтения и письма, к которым и до того не имелось любви и привычки, для него закрылись многие точные, профессиональные источники военных знаний, а естественным поприщем осталось общение и манипулирование людьми. Едва окончив специализированную военную школу, молодой Кутузов, имевший общительный и холерический темперамент, проявил свое типичное, сопровождающее его всю жизнь стремление к столичной, придворной жизни.

Оно, по-видимому, завладело юношей во время проживания в Петербурге у дяди — отставного поручика Ладожского пехотного полка, титулярного советника И.

Голенищева-Кутузова, а потом и вместе с отцом, в доме, купленном в году на Фурштадской улице [20]. Уже 1 марта года, на следующий день после того, как был издан приказ зачислить М. Голштейн-Беку принцу Гольштейн-Бекскому [21]. Так Михаил Илларионович с ходу начал свою самостоятельную военную деятельность на поприще, в котором, кроме знания иностранных языков, действующих военных уставов и светских манер, прочие науки, преподанные ему в Соединённой Артиллерийской и инженерной дворянской школе, были не нужны.

Зато весной года, не будучи ещё пятнадцати лет от роду, он получил чин капитана. Суворов чин поручика получил после 14 лет службы, в возрасте 29 лет. Через капитанский чин в премьер-майоры он перепрыгнул спустя ещё два года, в м году [22]. Румянцеву потребовалось 10 лет службы, чтобы одолеть тот же капитанский чин [23]. Синельникова, в этом быстром служебном движении Михаил был обязан случаю с будущей императрицей, заметившей молодого, красивого офицера во время смотра столичных полков или выпуска школы в году.

Тогда же Екатерина рекомендовала молодого прапорщика своему супругу Петру III, а тот своему ближайшему родственнику, - принцу Гольштейн-Бекскому [24]. В связи с новыми данными о возрасте М. Михаил выглядел и был воспитан как образцовый паж. Надо упомянуть также, что, кроме отца, имелся у Михаила Кутузова в Петербурге постоянный высокий покровитель, - еще один его родственник Иван Логинович Голенищев-Кутузов, с года директор Морского корпуса, в последующем — Президент Адмиралтейской коллегии должность, соответствующая 1-му классу государственной службы и чину генерал-фельдмаршала.

Всю жизнь Михаил питал к нему поистине сыновнюю благодарность, называя его в разговорах и письмах, вторым отцом своим [26]. Так он оказался в Астраханском пехотном полку, где в годах, будучи молодым капитаном, командиром роты, семь месяцев прослужил под командованием А. Тот успел дать свою первую, полковую служебную характеристику на Кутузова, вписанную в формулярный список офицера: Последующие 24 года, пока шло окончательное становление карьеры, военных знаний и методов руководства Михаила Илларионовича, полководцы не пересекались, что сразу же ставит под сомнение распространенную и практически официальную версию о М.

Кутузове как непосредственном и лучшем ученике А. Первый опыт в действующей армии Кутузов получил в Польше, куда в течение года с весны до 1 марта года откомандировывался из полка волонтёром для участия в борьбе против мятежников, действовавших против польского короля Станислава Понятовского, поддержанного Россией [29].

Имея скромный боевой опыт участвовал лишь в паре стычек с поляками в составе отряда под командованием подполковника Бокано будучи хорошо образованным, к наукам способным и исполнительным, в августе года он был вторично откомандирован из полка. На этот раз - для участия в работе Уложенной комиссии, созванной по повелению императрицы Екатерины II для подготовки нового свода законов.

Согласно царскому указу от 31 июля года, Кутузов назначался к исправлению письменных дел комиссии [30]. Синельникова, данное поручение было следствием доброй памяти о М. Кутузове со стороны Екатерины II. Во время путешествия императрицы в остзейские провинции в м году она снова заметила Кутузова, и имела с ним разговор [31].

И вот царица еще раз вспомнила о. В деятельности Уложенной комиссии принимал участие его постоянный покровитель, - И. Голенищев-Кутузов, который также мог напомнить императрице о своем молодом родственнике. После окончания работы комиссии Кутузов вернулся в полк в январе года и уже в феврале вновь оказывается в мятежной Польше.

Это могло быть как его собственной инициативой, так и требованием отца, считавшего, что без боевых заслуг сыну не сделать карьеры. На этот раз, будучи прикомандированным к корпусу генерала И. Веймарна, капитан Кутузов заметно для командования проявляет себя в стычках с отрядами Барской конфедерации, в боях при Орыне и Овручи.

В дальнейшем ему доверяют командование самостоятельным отрядом [32]. С хорошей боевой аттестацией, И. Кутузов считает возможным хлопотать о назначении сына в действующую русскую армию П. Румянцева, ведущую русско-турецкую войну гг. К знаменитому полководцу Кутузов прибыл в начале года в качестве третьего по старшинству офицера Смоленского пехотного полка.

Таким образом, начало настоящей военной карьеры М. Кутузова, открывшейся после придворных экскурсов с голштинцем и работы в Уложенной комиссии, было вполне достойным.

Он был разумен, исполнителен, храбр, усердно служил и успешно дрался под более опытной и твёрдой рукой. Жизнь и военные подвиги генерал-фельдмаршала, светлейшаго князя Михаила Иларионовича Голенищева-Кутузова-Смоленскаго. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. Третьего Департамента Министерства Государственных Имуществ, Замечательные люди Опочецкого уезда: Голенищева-Кутузова-Смоленскаго, ныне принадлежащий Ф.

Подготовка к войне в году. Александр I и его сподвижники. От капитана до генерала Рядом с отцом, будучи офицером квартирмейстерской части, Михаил Илларионович хорошо проявляет себя в деле при Рябой Могиле. Там Кутузов, судя по реляции П. Румянцева государыне императрице Екатерине, находился при строительстве и в охранении понтонной переправы: Затем молодой капитан зарабатывает себе репутацию в сражениях при Ларге и Кагуле.

И все же, в реляциях Румянцева в адрес Екатерины II чаще и особо отмечается не Михаил, а его однофамилец, - поручик, затем капитан Астраханского пехотного полка Петр Кутузов, разбивший татарскую партию у Бершади, и павший в сражении при Кагуле, упоминаемый в описании этого сражения наряду с генералом И.

найди одно неверное утверждение и отметь его знаком кутузов

Биографическая статья о М. Кутузове, опубликованная в Русском биографическом словаре под редакцией А. Половцева содержит прямое указание на недовольство молодого офицера таким положением вещей: Вероятно, отсюда берет начало ропот Михаила Илларионовича, который через полтора года приведет его к опале со стороны П. В следующем, году, он уже служит в Старооскольском полку, согласно расписанию полков [7] действующем в составе второй русской армии П.

Кутузова во 2-ю армию, весьма вероятно, было связано с длительной с апреля года командировкой от Румянцева к Панину его начальника и покровителя, - генерал-квартирмейстера Боура, который, в конечном счете, принял под свое командование один из корпусов армии Панина. После отъезда Боура в Петербург Кутузов служит у его преемника, генерал-майора П.

Поэтому не вполне ясно, каким образом, и в каком качестве М. Кутузов мог участвовать в кровопролитном, но успешном штурме Бендер, произведенном Паниным в сентябре года. Во всяком случае, первые авторитетные биографы М. Михайловский-Данилевский, об этом не упоминают. Заблуждаются и последующие историки, заканчивая Н. Троицким, почему-то посчитавшим, будто Кутузов получил чин премьер-майора в награду за участие в штурме Бендер.

Никакого награждения Кутузова по этому поводу не. Кутузов мог находиться в составе подкреплений Панину, направленных по его просьбе Румянцевым для участия в готовящемся штурме Бендерской крепости, но командующий 2-й армией Панин их не дождался, поскольку не хотел рисковать миной, работы по закладке которой под крепость были уже закончены [10].

Это означает, что участие или, скорее, присутствие М. Кутузова при штурме Бендер могло иметь место только в ходе одной из квартирмейстерских командировок во главе все с тем же Боуром, которого Румянцев употреблял буквально на все случаи и поручения. Инженерные специалисты вполне могли быть посланы к осажденной крепости раньше, чем подкрепляющий отряд. В противном случае Кутузов мог присутствовать только при многодневном пожаре города.

Именно для такой возможности находится косвенное подтверждение в письмах П. Панина с осады Бендер, из которых следует, что 28 августа года при нем находился генерал-квартермистр Боур, присланный П. Мог быть среди них и М. Кутузов в качестве переводчика, поскольку необходимость перевода документов с русского на немецкий язык для их обсуждения с Боуром отчетливо упоминается Паниным [11].

Битва при Попештах первоначально была недооценена Румянцевым, оказавшись в тени побед при Тулче и Мачине [13]. Награждение Кутузова производством в подполковники состоялось по рекомендации П. Текели и представлению генерал-майора О. Вейсмана, а не самого генерал-фельдмаршала Румянцева, как то ошибочно указывает Ф. Синельников, и следом за ним — остальные историки, на него ссылающиеся [14]. Хотя боевой список Михаила Илларионовича оказывается не таким внушительным, как то пытаются представить апологеты, он достаточно хорош, и мы наблюдаем безупречно храброго офицера, что было в духе военного воспитания и обычаев дворянской среды времён наивысшего прогресса в дворянском классе России.

Массово призванное на службу Петром I для решения исполинских, по сравнению с "тишайшим" XVII веком, задач государства, не стесняемое преследуемой царем косной боярской олигархией, русское мелкопоместное дворянство выдвинуло плеяду поистине выдающихся деятелей омолодившейся страны. Однако во второй половине XVIII столетия в верхах русского общества вновь распространяются боярские замашки.

Царский двор, его фавориты, заслуженные пока еще полководцы, вместо петровской деловитости и дворянской демократичности обрастают сановной нетерпимостью и олигархической спесью. Офицеру х, рассчитывающему на продвижение, следовало бы это учитывать. В году Кутузов переводится в крымскую армию князя В. Долгорукова, но на этот раз не по своей инициативе, а по свидетельству Михайловского-Данилевского и Гейсмана, изгнан Румянцевым за оплошность: Кто-то из присутствующих донёс об этом, и себялюбивый Румянцев нелепо разгневался.

Характерологические наблюдения современников подтверждают возможность подобного происшествия. Ланжерон, признавая полководческие достоинства П. Отмечают, что с этого времени Кутузов стал очень сдержанным, в его характере развились скрытность и недоверчивость. Правилом Михаила Илларионовича стало: Суворов терпел подобные превратности неоднократно, в том числе от того же П.

Румянцева, который был крайне вспыльчив и не умел дослушивать объяснения до конца. Черствый и деспотический характер Румянцева тоже заставлял его просить о переводе. О чинимых Румянцевых сценах некоторое представление дает, адресованная П. Но при этом Суворов остался сам.

найди одно неверное утверждение и отметь его знаком кутузов

Если опала Румянцева сыграла видную роль в М. Кутузове, это ведёт к мнению, что гладкая карьера для Михаила Илларионовича значила больше, чем для Александра Васильевича. Мог тут сыграть свою роль и жестокий выговор от Иллариона Матвеевича, который наверняка последовал за неудачной выходкой. Сие происшествие с Михаилом Кутузовым могло, однако, быть по обычаям того времени сглажено и анекдотизировано.

Михайловский-Данилевский явно ошибается, утверждая, что конфуз случился после перевода Кутузова в Тульский пехотный полк, поскольку этот полк был сформирован позднее, в году. Однако, он же указывает, что получив чин подполковника, Михаил Илларионович был переведен из отряда П. Такие переводы были обычным делом при отсутствии вакансий в старом полку, и, как мы видели, в военной биографии Кутузова уже случались.

Он действовал на Кубани, в составе отряда генерал-майора графа Медема. По расформировании в г. Судя по документам, неоднократно переформировывавшийся и состоящий из разнородных частей Московский легион мог оказаться на Украине не ранее года, - по расписанию на кампанию этого года он наконец-то фигурирует в составе войск 2-й, Крымской армии князя В. В это время легион был укомплектован в основном донскими и малороссийскими казаками, небольшую часть от его войск составляли легкие команды и егеря [22].

Соседко, посетовавшего в предисловии на недостаток материалов, кавказский период деятельности Московского легиона отсутствует. Но упоминается, что после формирования, весной и летом года, легион находился в Симбирске. Затем 2-й и 3-й батальоны легиона оставили Крым и до самой весны года были расположены в Таганроге [23]. Как раз одним из этих батальонов летом того же года командовал подполковник Михаил Голенищев-Кутузов [24].

Исходя из этих данных, получается, что Московский легион, следуя из Симбирска на Кавказ, привлекался для усиления Крымской армии в ее операциях по захвату Крыма. Кутузов был удален Румянцевым из своей армии в соединение весьма непрестижное, с перспективой попасть на Кавказ. То есть, опала была очень глубокой, и можно поверить, - такое событие должно было оставить в характере и поведении Михаила Илларионовича поистине неизгладимый след.

Отсюда же, видимо, проистекает интересный биографический эпизод личной причастности Михаила Илларионовича к украинскому казачеству: В зоне ответственности отряда происходили лишь мелкие стычки.

Затем, по переброске батальонов Московского легиона обратно в Крым, Кутузов оказывается в отряде генерал-поручика Мусина-Пушкина, действующем в южной части Крыма [27]. Здесь, 24 июля года, командуя гренадерским батальоном Московского легиона при отражении турецкого десанта близ Алушты, М. Кутузов, по своей безрассудной храбрости, личным примером повел в бой состоящий из молодых солдат батальон. Не надо, однако, думать, что М. Кутузов совершал свой подвиг, едва не стоивший ему жизни, в одиночку, что не было рядом ни одного офицера, на то же самое способного.

Другим батальоном командовал оставшийся безвестным подполковник Фон-Руден. Точно как и Кутузов, храбро возглавляя и направляя своих солдат, он был при этом убит. Погибли также подпоручик Шавельский и 57 нижних чинов. Ранены - подполковник Кутузов и 96 нижних чинов [30]. Это было одно из последних столкновений так называемой первой русско-турецкой войны, завершившейся в том же месяце июле года Кучук-Кайнарджийским мирным договором. Целый год Михаил Илларионович лечился от ранения, а затем испросил ещё годичный отпуск для завершения лечения за границей.

Во время лечения он оказывается зачисленным из расформированного Московского легиона в новый Тульский пехотный полк, как о том свидетельствует приказ генерал-аншефа Г.

найди одно неверное утверждение и отметь его знаком кутузов

Потемкина от 3 октября года о предоставлении М. Кутузову годичного отпуска [31]. К тому же времени относится аттестация, данная М. Кутузову генерал-аншефом князем В. Долгоруковым при представлении офицеров к награждению за отличия во время русско-турецкой войны: Собственно говоря, эта жестокая рана, благодаря полученной от нее известности, стала той чрезвычайной ценой, заплаченной Михаилом Илларионовичем, чтобы окончательно выйти обратно на свет из опалы.

По прибытии в Петербург он был удостоен царской аудиенции. Милостью императрицы ему был пожалован орден Св. Георгия 4 класса и дан отпуск без вычета жалованья, а также щедро выданы казенные деньги для завершения лечения за рубежом.

По возвращению из-за границы в году М. Кутузов вновь был ласково принят Екатериной, и определен на юг. В ряду других офицеров он переводится на службу в гусарские и пикинерные полки, и вскоре производится в полковники. Командуя полком, Михаил Илларионович не забывал обновлять своё присутствие в Петербурге. В году он пробыл в командировке в столицу почти полгода, - с 10 марта по 1 сентября [37].

К этому периоду царская историческая панегирическая традиция в лице Д. Михайловского-Данилевского, относит возобновление совместной службы и деятельности М. Суворовым, всячески приближая к последнему своего избранника и представляя Михаила Илларионовича в роли спутника и помощника будущего генералиссимуса. Истины в этом, однако, не больше десяти-пятнадцати процентов. Тридцатью годами ранее, Ф. Из него следует только, что в годах, когда Суворов имел главное начальство над крымской армией, подполковник Кутузов был по представлению командующего пожалован чином полковника с повелением находиться в Мариупольском полку такая же ошибка, как у Михайловского-Данилевского, ибо Мариупольского конного полка ещё не существовало, был Луганский [38].

Точно так же О. Вейсман, не будучи непосредственным начальником Кутузова, представил его к производству в подполковники. Суворов отбыл главнокомандующим на Кубанскую линию. Еще короче, одним единственным упоминанием Суворова уже не ва в году, в связи с производством М. Кутузова в бригадиры, обходится биография Михаила Илларионовича, изданная военным министерством в году [39].

Никакой переписки не обнаруживают собрания документов двух полководцев, изданные в советское время, когда к этому вопросу подходили со всем тщанием. С таким же успехом можно приближать М. Прозоровскому, временно передавшему А. Суворову командование Крымским корпусом. Крымский кризис гг. Непосредственное командование корпусом А. Суворов принял в январе года, и уже 1 июня того же года он просит Потемкина о переводе из Крыма, командовать любым другим действующим корпусом [40].

Русские войска находились в Крыму до года, пока ситуация на полуострове окончательно успокоилась. Но в году там вновь начались волнения. Покровительствуемый Россией хан был низложен, из-за чего было признано необходимым вновь занять Крым своими войсками для восстановления порядка. Выбор Потемкина и Суворова пал на генерал-майора А. Восстание было подавлено, свергнутый хан снова возведен на престол. За эти успешные действия Михаил Илларионович 28 июня года был произведен в бригадиры [41].

В следующем году, в связи с переформированием 6 существующих пикинерных полков в 3 легкоконных, бригадир Кутузов, помимо своего Луганского, принял в командование Полтавский пикинерный полк, руководя их соединением в Мариупольский легкоконный полк [42]. В том же году хан отрекся от престола, передав все свои владения России. По всем татарским кочевьям прокатились ропот и восстания. Суворов усмирял их на Кубани, а Кутузов в это время, с мая по сентябрь, находился в Крыму.

По значимости события — окончательно уничтожена многовековая угроза русскому государству, - последовали награждения, в том числе Михаил Илларионович 24 ноября года был произведен в генерал-майоры. В этот год, испросив в сентябре двухмесячный отпуск по смерти отца, он, вероятно, не упустил в его память, и по случаю присоединения Крыма, похлопотать в Петербурге [43]. Итак, в мирное время, между двумя войнами, участвуя лишь в ведении полицейских операций, Кутузов получил следующие чины полковника, бригадира и генерал-майора.

В году он становится командиром Бугского егерского корпуса, формирующегося из разнородных выделенных для егерской службы частей, предназначенных усилить бугский участок границы России, защищаемый Бугским казачьим войском. Здесь ему предстояло в более значительных масштабах заниматься знакомым по Московскому легиону делом — формированием егерских и гренадерских полков, приведением иррегулярного корпуса к виду и качеству полноценного боевого соединения русской армии [44].

Похвал в этом отношении удостаивались его гренадерский батальон Московского легиона и Луганский пикинерный полк. Благодаря этому умению и тяжелому военному счастью, Кутузов уже опережает в чинах своих одногодков, с которыми участвовал в русско-турецкой войне. Ко времени формирования и обучения Бугского корпуса относятся единственный труд М. Они были изданы в контексте реформ, инициированных Г. Потемкиным, но по своему содержанию представляют собой образцы схоластического и дисциплинарного подхода к новым веяниям свыше.

По ним видно, что М. Кутузов не проникся идеей егерей, как нового рода русских войск; он требует от них быть все той же, пусть элитной, но классической пехотой. В его представлении они снабжаются удобным оружием и легкой артиллерией, составляя новое, просто, но добротно обмундированное и хорошо обученное войско совершенно новых качеств подвижности.

Потемкина будут в полной мере восприняты лишь тридцать лет спустя, и не М. Волконским на основании опыта Отечественной войны. Кутузова, а пока отметим лишь то, что такая постановка командиром акцентов и задач помогала его солдатам если не воевать, то упорядоченно и красиво маршировать.

Важной вехой для Михаила Илларионовича стали апрельский года смотр войск перед императрицей Екатериной II в Кременчуге, где части нового корпуса показали похвальную выучку, и июльские манёвры под Полтавой, воссоздававшие ход знаменитой Полтавской баталии. По версии, пересказанной А. Но это означает также, что в полковничьем, бригадирском и генерал-майорском чинах он не получил такого же обширного, как Суворов, боевого опыта.

Пока это была отнюдь не вина этого храбреца, а переменчивая военная судьба, поскольку своего боевого задора после страшнейшей раны Кутузов не утратил, хотя у него остались косоглазие и постоянные боли. N, Война России с Турцией и польскими конфедератами в гг. Русская армия в год смерти Екатерины II. История го пехотного Тульского полка, Варшава: Жизнь и военные подвиги генерал-фельдмаршала, светлейшего князя Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова-Смоленского. Там же, приложение к док. N 21 и прим.

Суворов среди преобразователей Екатерининской армии. Императорской Академии Наук, Кинбурн и Очаков В сентябре года началась очередная война с Турцией.

Как найти неверное утверждение в теме: "Отечественная война 1812 года"?

Долгоруков по приказанию главнокомандующего русскими войсками генерал-фельдмаршала Г. Потёмкина отправил для усиления обороны устья Буга и приморского Очаково-Кинбурнского района отряд из трёх егерских батальонов и двух легкоконных полков во главе с генерал-майором М. Вопреки распространённому мнению, Кутузов не участвовал в знаменитом Кинбурнском сражении Суворова, произошедшем 1 12 октября года южнее Очакова, на песчаной Кинбурнской косе.

Суворова в адрес Г. Потемкина от 29 сентября 10 октября года, в котором сказано: То же самое следует из донесений Михаила Илларионовича Суворову, которые тот переправлял Потёмкину [3]. Отряд Кутузова продолжал прикрывать Бугскую границу до начала июля года, пока Г.

Потемкин не притянул его к главным силам, начинающим осаду Очакова. Там Михаил Илларионович снова и первый раз в боевой обстановкеблизко встретился с А. Суворовым, но опять ненадолго. Весьма и весьма любопытно, что на этом эпизоде совместной боевой деятельности двух культовых полководцев у историков и биографов Михаила Илларионовича, вместо того, чтобы превознести их близость, зияет купюра.

Кутузова, обходят молчанием события с 5 июля по 18 августа года, что позволяет читателям предполагать, будто Кутузов в это время еще не прибыл к осаде.

Неверно как одно, так и другое. Потемкину от 17 июля года видно, что бугские егерские батальоны к нему уже прибыли [6]. Это соответствует тому факту, что сам М. Кутузов еще 5 июля рапортовал тому же Потемкину о том, что переправляется через Буг, и надеется утром 6-го числа выступить к Очакову [7].

К 20 июля, с прибытием от Кинбурнской стороны еще четырех гренадерских батальонов 2,5 тыс. Дело, возможно, в том, что 27 июля 7 августа года, с участием бугских казаков, командование над которыми было ранее поручено М. Кутузову [9], под Очаковым произошёл неприятный тактический эпизод, стоивший А. Суворову серьезной размолвки с Г. У победы — тысяча отцов, но поражение и опала — всегда сироты. Никто не имел сведений, или не захотел приблизить Михаила Илларионовича к Александру Васильевичу в этом бою, хотя он должен был участвовать в нем бок о бок с Суворовым, командуя своими людьми.

Где в это время находился Кутузов, - неясно. В тот день турки произвели вылазку из крепости сильным отрядом из пехотинцев и 50 всадников, атаковавших пикет бугских казаков, с которыми обычно как до, так и после Кинбурна взаимодействовали егеря и гренадеры М.

Суворов, стороны наращивали силы, контратаку возглавил генерал-майор И. Разгорелся крупный бой, в котором русские потеряли человека убитыми и раненными. В том числе был ранен в шею сам Суворов.

Хотя турки потеряли вдвое больше людей и были принуждены вернуться в крепость, это было плохим соотношением потерь для тогдашних русско-турецких войн, и многие посчитали тяжелый бой поражением. Потёмкин счёл случившееся излишним кровопролитием, потребовав объяснений [11]. Суворов, в свою очередь, под предлогом лечения полученных ран, уехал обратно в Кинбурн и сообщил Потёмкину: Конфликтная переписка строптивых Григория и Александра продолжалась по 20 августа года, когда Суворов получил новые ранения в результате мощного взрыва цейхгауза в Кинбурне, и 8 сентября Потемкин, наконец, оттаял.

Интересно, что 2 августа, испрашивая у Потемкина разрешения удалиться для лечения в Кинбурн, Суворов просит оставить начальство над осаждающими Очаков войсками за генерал-майором И. Загряжским, который уступал М. Кутузову по старшинству произведен Не упоминает о нем в кратком описании произошедшего боя и А. Имеет право на жизнь предположение, не высказывающееся, но скользящее в описаниях Л. Ивченко со ссылкой на Ш. Кутузова в соответствии с его интересами, больше привлекало столпотворение аристократов и знаменитостей при Главной квартире фактически, дворе Г.

Потемкина, нежели проверка пикетов. Упоминается также о неприязни между Суворовым и Репниным, в которой Кутузов был на стороне Репнина [15].

Так оно, по всей видимости, и было, - впоследствии Михаил Илларионович и князь Н. Репнин имели очень хорошие, доверительные отношения. Итак, все действительно складывается к тому, что в бою 27 июля М. Поскольку две тяжелых раны М. Кутузова часто путают между собой, уместно привести врачебную записку главного хирурга русской армии Ж.

Часть внутреннего угла челюсти снесена. Соседство существенно важных для жизни с пораженными частями делало состояние сего Генерала весьма сомнительным. Итак, поначалу ожидали, что он умрёт, но благодаря тому, что пуля счастливо прошла мимо жизненно-важных мест, пройдя навылет и не проникнув в череп повреждение затылка тоже оказывается мифоммолодой генерал поправился быстрее, чем после первого ранения.

Со ссылкой на Ж. Массо биографы Михаила Илларионовича приводят такое высказывание: Как мы видели, Ж. Массо не считал рану М. Кутузова непременно смертельной, но как врач, - вполне мог нечто подобное сказать. Конечно, он не предполагал, что зачинает вековую легенду. Массо был действующим лицом многих военно-полевых анекдотов. Сходную историю, только не о М.

Кутузове, а об А. Массо, французский хирург, прибежал и нашел Суворова в его палатке плавающим в крови и играющим в шахматы со своим адъютантом. Массо просит его дать перевязать себя; Суворов, не отвечая ему, продолжает свою партию, восклицая: Императрица Екатерина II, уже благоволившая Кутузову, неоднократно справлялась о нём [22, 23].

За участие в боях под Очаковом Михаил Илларионович получил сразу две монарших награды: Анны 1-й степени и Св. Владимира 2-й степени, хотя, как видим, обстоятельства и тяжёлая рана вынудили его не участвовать ни в крупных боях, ни в успешном штурме Очакова, который состоялся 6 17 декабря года.

Синельникова который вообще-то часто приукрашивал и ошибался, но не здесь написано: Историческая наука почему-то до сих пор недооценивает индивидуально-психологические аспекты, проистёкшие из славных и ужасных ранений М. Между тем, по современным представлениям, для последнего это наверняка была большая психологическая травма, ясный рубеж и грозный знак: По медицинским канонам, ранение лобных долей мозга также могло привести к некоторым особенностям поведения и мышления: Отсюда и последовавшая трансформация характера Михаила Илларионовича по типу велеречивого сибарита-ловеласа-интригана-кунктатора.

Эти изменения не были мгновенными, развиваясь медленно, но неотвратимо. Первая турецкая пуля года, ответственная за них, чудом не повредила глазные нервы и твердую мозговую оболочку, но нанесла контузию, последствиями которой стали повышенное черепно-мозговое давление и постепенное угнетение деятельности лобных долей, прогрессировавшее по мере начала возрастных изменений. По-видимому, это был переломный момент, когда М. Кутузов, продолжая военную службу, начал охладевать к ней, полагая менее опасным и более полезным занятием для себя дворцовую карьеру и дипломатию.

Ума, образования и обходительности для успехов на этих поприщах ему хватало с лихвой. Не настолько велики, как впоследствии умножилось старостью, были причиненные ему ранениями лицевые изъяны. Михаил Илларионович начинает неодобрительно относиться ко всякому риску, а его тактические и стратегические расчёты всё более начинают сводиться к уклонению от боя и решению вопроса достижения превосходства над противником с привлечением политических, дипломатических, материальных и всех прочих сколько-нибудь значимых факторов.

Пока штаб корпуса располагался в Елисаветграде, Михаилу Илларионовичу удалось встретиться с семьей, - в эти относительно комфортные условия смогла приехать его жена Е. Принятых мер оказалось недостаточно: Штейнгель, получивший нотацию от Александра I за неудачные действия на нижней Двине, сбил французский заслон. Это совершенно расстроило намерения Сен-Сира, который, ошибочно оценивая силы Штейнгеля в 20 тыс.

В помощь врагу опустился густой туман, но начавшийся отход был открыт и Яшвиль открыл огонь со всех своих батарей. В два часа ночи 8 октября русские пошли на штурм. Несмотря на сильные укрепления город, находившийся на возвышенности и защищаемый батареями, был окружен двойным палисадом и рвом, за которыми были устроены шанцы для ружейного огня, а с западной стороны, сверх того, речкою Полотой, текущей в глубокой рытвине [13], Сен-Сир едва успел ретироваться с войсками и артиллерией на другой берег Двины.

Он был принужден бросить в Полоцке свои запасы. По свидетельству Томаса Леглера "Началась Арьергард был так тесним, что ему с трудом удалось уничтожить оба моста". Находившиеся в арьергарде 3-й и 4-й швейцарские полки "потеряли в эту ночь человек" [14]. Отсутствие у Витгенштейна понтонных рот, сильно затруднявшее наступательные действия его корпуса, сделало невозможным дальнейшее преследование неприятеля.

Потери французов составили до 7 тысяч убитых и раненых, 2 тысячи пленных, одну 6-фунтовую пушку, множество огнеприпасов, и что было для них особенно болезненновесь собранный для корпусов фураж и хлеб. Русские потери состояли из 8 тысяч убитых и раненых [15]. Для штурма сильно укрепленного города это было неплохо, во всяком случае, соотношение потерь для Витгенштейна оказалось заметно лучше, чем для Наполеона при штурме Смоленска.

Победе этой в Петербурге придавалось весьма большое значение, и все участники битвы были награждены выдачею по 5 рублей на человека, подобно тому как ранее награждались солдаты Главной армии за Бородино. Горькой пилюлей Полоцкого сражения оказалось нападение оторвавшегося от преследования и наведшего порядок в своих войсках Сен-Сира на корпус Штейнгеля. Авангард Финляндского корпуса был захвачен врасплох и разбит с потерей человек пленными. Теперь французы могли безопасно продолжить свое отступление.

Стратегической ситуации для них это, однако, не улучшило. На сей раз Н. Иными словами, Наполеону игнорировать Витгенштейна и отделываться от него заслонами отдельных корпусов, больше было. Понеся еще кое-какие потери, 18 30 октября 2-й и 9-й французские корпуса Сен-Сира и поспешившего ему на помощь от Смоленска маршала Виктора соединились в Чашниках. Добиться максимума возможного, - прервать операционную линию наполеоновских войск, у русских не получилось.

Витгенштейн, однако, не отступился, и 19 31 октября, форсировав всеми силами Двину и пройдя верст, навязал противнику сражение при Чашниках, где, благодаря нерешительности Виктора, русским удалось с малыми потерями закрепиться, и тем одержать существенную победу, усилив угрозу длинному французскому "мешку". В сложившейся ситуации французам резервов было взять неоткуда. Дорога на запад через Лепель и Витебск была врагу отрезана. Витгенштейном отряда генерал-майора В. Рядом с регулярными войсками доблестно сражались ополченцы полковника Шемиота.

От пленных было получено радостное известие об оставлении французами Москвы и начале отступления Наполеона, о чем Гарпе сообщил своему главнокомандующему [18]. Такой результат падение всей Двинской заградительной позиции и нескольких укрепленных городов и пунктов сосредоточения запасов, на которые она опираласьмоментально был угадан французами: Стоя по обеим сторонам Двины, он был ключом к этой реке; по взятии Полоцка неминуемо должны были пасть Десна, Дружа, Дрисса, Динабург и сам Витебск.

Оба генерала одинаково сознавали это", - написал в своих записках маркиз Пасторе [19]. Неизмеримо возросла угроза коммуниациям и главным складам Наполеона. Его первоначальный план, - в случае невозможности победить Россию в одной кампании, зазимовать в Литве фронтом по Двине и Днепру, оказался неисполнимым; становилось необходимым отступление в Польшу и Пруссию.

Маршал Виктор со своим резервным корпусом теперь не мог прийти на помощь главной французской армии. Таким образом, эффект обезвреживания наполеоновских резервов стал результатом не Тарутинского сражения, провалившего эту задачу, а Полоцкой битвы, ее даже не ставившей. Под наибольшую угрозу коммуникации Наполеона поставило 2-е Полоцкое сражение, а не действия партизан, и уж никак не Тарутинский бой. Соответственно, по своему значению именно Полоцк, а не Чернишня, имеет основания именоваться матерью перелома в ходе войны года.

Произошло это по плану Александра I, саботированному нерешительным Кутузовым. Предусматривалось наголову разбить Мюрата силами Главной армии, чтобы увлечь Виктора к Москве, и сжать за его спиной русские клещи в Белоруссии; клещи исправно стали сжиматься; но привлекать врага на себя и удерживать его вдали от клещей, Михаил Илларионович всячески отказывался. Сам Бонапарт оценил действия корпуса П. В русской истории считается, что известия об исходе 2-го Полоцкого сражения Наполеон получил в Вязьме, много после Малоярославецкой битвы.

Но сегодня, после сведения воедино первоисточников, можно считать доказанным, что эта точка зрения ошибочна. Бонапарт, располагая кратчайшими путями пересылок и эффективной почтой-эстафетой, получил сведения об успешных действиях корпуса Витгенштейна 13 25 октября, - в тот самый момент, когда им решалось, продолжать или нет сражение при Малоярославце.

Прохождение этого сообщения прослеживается по мемуарам фон Лоссберга, который 11 23 октября получил известие о начавшемся наступлении Витгенштейна от направлявшегося в Москву вероятно, к маршалу Мортье французского дивизионного генерала. Через три дня, к вечеру 14 26 числа он уже знал о неудовлетворительном для французов и баварцев исходе Полоцкого сражения [21]. Генералы эстафету не возили; следовательно, был и офицер, который еще раньше повез это сообщение прямиком к Наполеону.

Де Коленкура "Эстафетная служба достигла такой регулярности, что почта приходила по расписанию с точностью до двух часов". О прибытии к Витгенштейну подкрепления в виде корпуса Штейнгеля и движении на север русской Дунайской армии Бонапарт получил известия задолго до своего выхода из Москвы. Тут же, описывая московские дела, Коленкур пишет: Русские захватили там инициативу. Хотя они были отброшены от Полоцка, когда атаковали его 18 октября, однако го раненый маршал Сен-Сир вынужден был эвакуировать город.

Хотя он произвел прекрасный маневр, завершившийся всецело в нашу пользу, но возможные последствия этого дела беспокоили императора" [22]. Здесь, конечно, Коленкур не точен: Доминик Де ла Флиз, упоминая о "неутешительных вестях с севера и юга", заставивших маршала Виктора "поспешить на помощь Сен-Сиру, ослабив в то же время защиту центральных французских позиций", не указывает дату, когда ему стало об этом известно, но ставит это сообщение впереди описания Малоярославецкого сражения и далеко впереди Вяземских событий [23].

Есть и другие указания, которые будут приведены по описанию хода событий ниже. Таким образом, игнорировать влияние 2-го Полоцкого сражения на решение, принятое Наполеоном под Малоярославцем, невозможно, но во французской и российской военной истории так и произошло по той причине, что Бонапарт на военном совете в Городне скрыл этот факт от своих маршалов и генералов. Скрыл он и другой факт, - неудачи Шварценберга и Ренье под Любомлем и Брестом, позволившие Чичагову послать крупные отряды партизан в герцогство Варшавское и Литву.

О типичном для Наполеона утаивании неблагоприятных известий вполне определенно говорит де Сегюр [24]. Согласно с ним хотя и по другому случаюМ. Богданович пишет, что лишь после получения 25 октября 6 ноября донесения маршала Виктора о сражении при Чашниках, Бонапарт, "решился наконец известить его, хотя и не вполне, о затруднительном положении своей армии" [25]. На южном фланге театра военных действий дела захватчиков к исходу первой недели октября года обстояли столь же плохо.

Еще сентября войска армии Тормасова вместе с подошедшей с юга армией Чичагова вновь перешли к активным действиям и переправились через реку Стырь. После Любомля генерал Тормасов отбыл для принятия командования 2-й Западной армией, а Чичагов 29 сентября 10 октября предпринял атаку корпусов Шварценберга и Ренье под Брестом.

Те, однако, ретировались, и дело "ограничилось канонадой с левого берега Лесны по отступавшим войскам и преследованием неприятеля частью кавалерии графа Ламберта" [26]. Отступление австро-саксонских войск, принужденных двигаться днем и ночью, стоило им множества отставших и захваченных в плен русскими казаками. Вражеские корпуса были отброшены в герцогство Варшавское. Дальнейшее движение Чичагова грозило деморализованному противнику, не ожидавшему русского наступления после известия о взятии Наполеоном Москвы, катастрофой.

Однако Чичагов, получив с прибытием полковника Чернышева высочайшие повеления оставить против Шварценберга заслон из частей 3-й армии, а самому идти на Минск, на соединение с корпусом Эртеля и войсками Витгенштейна, остановился и стал готовиться к исполнению петербургского плана.

Противник этого не знал, а потому действия отряженных Чичаговым в Польшу и Литву крупных отрядов флигель-адъютанта, полковника Чернышева и генерал-майора Чаплица, воспринял как продолжение успешного русского наступления. К 7 19 октября, когда стало известно, что Чернышев занял Венгрув чуть более 80 верст от Варшавыпаника в польской столице достигла апогея. Тщетно французский комендант Дютальи призывал жителей к вооружению, призывая: Великий Наполеон смотрит на вас с московских колоколен!

Географически это выглядело так, что у наполеоновских войск остался лишь один безопасный коридор для снабжения и отступления из России - от Орши на Вильно [27]. Надо упомянуть, что в собственные намерения Чичагова входило идти не на Минск, а на Свислочь, "сближаясь к Гродно и Вильне", чтобы "узнать о движении корпуса генерал-лейтенанта Штейнгеля, и буде предстоять буде возможность, то открыть с ним сообщение" [28]. То есть, испытывая трудности с тылами, он хотел, не переменяя своей операционной линии, выполнить Александровский план перехвата коммуникаций Наполеона по кратчайшему для себя направлению.

И это было для последнего чрезвычайно опасно, будучи наиболее дальним направлением от. В советское время многие историки взяли себе моду порицать движение П. Чичагова за Шварценбергом к Бресту и Варшаве, но суждение о пользе или вреде этого движения лучше предоставить противнику, а оно когда в главной наполеоновской армии об этом узналибыло единодушно: В таком контексте неосновательным был и скепсис настроенного против представителей царского двора и иностранцев, консервативного в военном деле генерала В.

Хотел удивить нас сей ближний к государю. Полетел делать экспедиции, и какие партизанские! Собрал везде контрибуции, отправил их прямо в руки к неприятелю. Казаки взяты, офицер взят, и контрибуции взяты. В данном случае произведенные гром и паника были важнее возвращенных себе противником контрибуций.

Верным было это глубокое, угрожающее на Варшаву движение и для целей исполнения нового Петербургского стратегического плана, исходящего из более агрессивного варианта остановки отступающего из России противника "в теснинах Борисова". Это требовало от Чичагова перемены операционной линии со сложной подготовкой и длинными маршами следовательно, австрийцев надо было отогнать подальшеи было сложнее, чем перенацелить лучше снабжаемую из Петербурга армию Витгенштейна с линии Полоцк-Чашники на Докшицу и Вилейку.

Конечно, соединение Чичагова и Витгенштейна на Березине могло поставить "неприятеля в самое несчастное состояние", однако соединиться там русские армии не успели. Наполеон, стремительно пошедший от Малоярославца в отступление, опередил Витгенштейна. Кутузов, всегда опасавшийся оказаться у Бонапарта на дороге, ограничился критикой Чичагова, и за врагом тоже не поспел. Не менее хитрый Эртель, в свою очередь, на соединение с Чичаговым идти вовсе не собирался.

Такой ход вещей можно понимать как некоторую дефектность Петербургского плана, правильно задуманного вообще, но грешившего против реальности надеждами на исполнение войсками слишком сложных задач. Возможно, не надо было привязывать Чичагова к Витгенштейну и разделять силы Дунайской и 3-ей армий, а поступить наоборот, перенеся зажим клещей западнее.

Результат мог быть достигнут вернее. Впрочем, царский план, привезенный Чернышевым, послужил отмене куда большего, инспирированного было Кутузовым бардака.

Пытаясь как можно дальше отдалить от себя генерала Тормасова, "вместо прежнего назначения Дунайской армии действовать на Волыни, а 3-ей Западной - идти на соединение с главными силами, фельдмаршал предписывал Тормасову остаться по-прежнему против Шварценберга и Ренье, а Чичагову двинуться на Мозырь, Рогачев и Могилев".

Будучи своевременно и правильно отданным, распоряжение о приближении войск через Мозырь позволяло ослабить силы Наполеона перед Москвой, но в запоздалой редакции Михаила Илларионовича оно лишь вносило сумятицу и ослабляло русские войска: Тормасов терял все свои приготовления к движению, а Чичагов вынуждался к еще более крутому изменению операционной линии и длинным изнурительным маршам, еще не собравшись после похода с Дуная.

Богданович, "Неотлагательное исполнение этого предписания было весьма трудно, потому что наши главнокомандующие К тому же адмиралу Чичагову необходимо было присоединить к своим войскам парки и подвижной магазин, которые, двигаясь на волах из Валахии на Волынь, отстали от армии" [32]. Изложенное, как говорится, на заметку тем историкам, которые, некритически почитая своего кумира, усматривают лишь "малое различие" между кутузовскими и петербургскими распоряжениями, и даже клеймят петербургский план.

Вот-де, у Михаила Илларионовича план был лучше [33], и даже будто бы предусматривал непосредственное "содействие этих армий для освобождения Москвы" [34]. Это из окрестностей Могилева, что ли? В домыслах тоже надо меру знать! Новое, в прямом смысле этого слова стратегическое и связное использование фланговых армий впервые было определено петербургским военным планом, в то время как М.

Кутузов не умел создать себе из них никакого пособия в защите столицы. К тому же, в своем неизменном стиле никогда не перечить и не поправлять вышестоящих, Кутузов не внес в Петербургский план никаких дельных поправок, оставив "план сей, объясненный мне подробно флигель-адъютантом Чернышевым, в полной его силе" [35].

Существо Александровского плана можно прочитать в царских рескриптах, опубликованных в приложениях к первой части четвертого тома сборника документов и материалов М. Кутузова [36] и у Д. Он ясно и доходчиво изложен у В. В то же время кутузовский план нельзя прочитать нигде, разве что в измышлениях советских историков на хвалебную тему; заодно они всячески комкают и отодвигают на задний план изложение петербургского плана военных действий.

Так или иначе, устремившиеся на восток неприятные сообщения из Варшавы, Вильно и Полоцка достигли Наполеона под Малоярославцем. Французский тыл устрашился и роптал: Если у Бонапарта были агенты в Петербурге, он могли донести о грандиозных планах Александра: В итоге русскому императору не удалось собрать такого количества войск превышающего численность русской главной армии Кутузовасведя их воедино на пути отступления Бонапарта.

Однако замысел оказался очень близок к исполнению; поэтому заранее угадать этого нельзя. Крайнее беспокойство за пути отхода французской армии при недостатке средств для ведения боевых действий, определило необходимость скорейшего отступления из России, каковой приказ и был отдан Наполеоном затемно 13 25 октября года. При сложившемся соотношении сил и истощении французских войск, оставаться восточнее пытающейся затянуться горловины он больше не.

И сказать своим войскам в самом начале отступления о том, что их коммуникациям глубоко и серьезно угрожают русские, тоже было. Это могло ускорить отступление до бегства.

История нашествия императора Наполеона на Россию в году. Материалы для истории дворянства С. Министерства Внутренних дел, Александр I и его сподвижники. Рассказы о походах прапорщика Санкт-Петербургского ополчения. К истории Отечественной войны г. Шаховского и графа Витгенштейна к настоятелю Псковско-Печерского монастыря гг. Поход в Россию в году. Там же, приложения NN Не имевший решительных последствий Тарутинский бой растревожил Наполеона.

Кутузов, уступивший солидарным требованиям Петербурга и своих генералов активизировать военные действия, не сумел спланировать и провести атаку решительно. Он всячески сдерживал готовое начаться контрнаступление, и в результате получил перед собой обеспокоенного и досадующего, но не уменьшенного в силах противника.

Служба и войны М. И. Голенищева-Кутузова без прикр

Этой очередной ошибке полководца не суждено было сказаться на судьбе войны вследствие действий других русских армий, и наконец-то осознанного Бонапартом крайне дурного стратегического положения и состояния снабжения армии французской.

Авантюрист начал прозревать и пугаться. Еще 7 19 октября генерал-майор И. Дорохов, ранее взявший Верею и стоящий со своим отрядом у Катова, донес в Главную квартиру о появлении за рекой Нарою, у Фоминского, французской дивизии Брусье.

В связи с этим Дорохов был усилен присланными к нему из Тарутина 6-м и м егерскими полками. Генерал, однако, на этом не успокоился и проявил тактическую проницательность, полагая, что появление Брусье является предвестником движения главных сил Наполеона.

Он считал, что главные силы французской армии направляются к Вороново, а Брусье идет для сохранения их связи с Можайском. Как худший вариант развития событий, Дорохов предвидел, что "сие действие неприятеля может быть предварительным движением целой его армии на Боровск". Об этом партизанский генерал сообщил в штаб Кутузова [1, 2], думая примерно том же направлении, что сам Наполеон.

Кутузов, в эти дни уже ожидавший ухода Бонапарта из Москвы, но рассчитывавший на мягкий сценарий продолжения войны отступление противника прямо к Смоленскуне был готов воспринять такую информацию. Все же предвидению Дорохова суждено было сыграть выдающуюся роль с участием дружественно настроенного к нему дежурного генерала Коновницына.

Гораздо лучше понимающий в тактике, чем в штабных бумагах, Петр Петрович не стал порицать Ивана Семеновича за произведенную разведку Фоминского, в ходе которой "по несоразмерности средств" потерпели урон отряды Фигнера и Сеславина, и подал доклад Кутузову в том стиле, что, выделив некоторые силы, можно повторить тарутинский успех, разбив Брусье [3]. Задача была нереальной, но в складывающейся обстановке от выдвижения части русских сил в сторону Фоминского могла быть только польза.

Поэтому неважно, верил ли Коновницын в то, что доложил главкому, или хитрил, разделяя тревоги Дорохова. Во втором случае - еще большая ему честь. Такому маститому интригану и сомнительному тактику как Михаил Илларионович, важную информацию лучше было подавать по-интригански.

Всегда тревожный и бдительный к чужим инициативам М. Кутузов, которого "отпустило" после поражения Мюрата, как обычно, счел нужным отстранить от исполнения идеи обоих инициаторов. Он отрядил по направлению к Фоминскому генерала Дохтурова с подчиненными ему 6-м пехотным и 1-м кавалерийским корпусами, двумя конными гвардейскими батареями, ротой конной артиллерии полковника Никитина, несколькими конными полками и частью тульской конной дружины.

Зная слабость инициативы прямодушного и храброго Дохтурова, при нем было приказано находиться Ермолову, которому была дана особая инструкция о повышенной бдительности [4]. С Алексеем Петровичем должны были поддерживать связь преданные ему партизаны Сеславин и Фигнер. В советском сборнике документов и материалов М.

Кутузова источники сложены таким образом, чтобы уверить читателя в том, что Михаил Илларионович от правил вперед Дохтурова не с какой-то там частной целью, а прозорливо предугадал необходимость прикрыть Новую Калужскую дорогу, но это не. В данном случае надо смотреть не на порядок подборки опубликованных документов, а на их содержание: В частности, адъютант фельдмаршала, князь А.

Когда начинается весна в природной зоне тундра dreamabakci.tk

Кудашева сосредоточить тяжести к Можайску и вследствие сего остановивши преследование неприятеля, не принял никаких мер к занятию Мало-Ярославца и не приготовил армии к походу" [6]. Не дана была Михаилу Илларионовичу та часть стратегии, что связывает ее с тактикой; не разумел он того, что понимали К. Голицын, к чему с тревогой прислушивался дежурный генерал П. Войска Дохтурова выступили из Тарутинского лагеря утром 10 22 октября, с трудом преодолевая плохие дороги в дурную погоду.

На ночлег остановились, пройдя Аристово. Наутро предполагалось атаковать французский бивуак, замеченный у Катова. Вероятно, под Аристово к 5-му корпусу присоединились конные и егерские полки Дорохова. Как вдруг после полуночи с 10 на 11 октября в лагерь прискакал Сеславин с сообщением, что он лично, не доходя 4-х верст до Фоминского, видел Наполеона со всей его свитой, французскую гвардию, корпус Нея и другие войска в значительном числе.

Как доказательство присутствия самого Наполеона, Сеславин привез языка - гвардейского унтер-офицера, который подтвердил наблюдения партизан и соображения генерала Дорохова, с той только разницей, что враг направлялся не в лоб к Тарутино, а сразу взяв выгоднейшее для него направление на Калугу, вынуждавшее русских покинуть свой лагерь. Русская военно-историческая наука высоко и по заслугам оценила достижение Сеславина, но забыла о том, что не будь двух донесений Дорохова и протекции Коновницына, вызвавших встречное движение русских корпусов на Фоминское, ничто не спасло бы Кутузова от обхода и сдачи Калуги.

Он при своих ожиданиях отхода Наполеона из Москвы сразу на Можайск и Смоленск, к Малоярославцу из Тарутино не успевал. Как только генерал Д. Дохтуров получил известие о движении главных сил Наполеона, он немедленно направил к фельдмаршалу с донесением дежурного штаб-офицера 6-го корпуса, майора Болговского. К этому донесению генерал А. Ермолов приложил собственную записку, в которой предлагал план действий, альтернативный тому, как в действительности состоялось сражение при Малоярославце: Дохтурова его светлости, нужно, думаю, сколько возможно скорее отправить г.

Платова между Подольском и Красною Пахрою. Оттуда удобно можно наблюдать движение неприятеля, если он отступает, и преследовать его с выгодою, и послать партию на Москву, и удостовериться в показании пленных об оставлении Москвы. Милорадовичу со всею кавалериею нужно не одною ограничивать себя демонстрациею.

Я думаю, что неприятель всеми силами пойдет на Боровск для сокращения своей линии и соединения с приспевающими к нему сикурсами. Надобно будет переменить позицию армии. Надобно быть на Калужской дороге, на Боровск идущей. Конечно, Москвы не удержит неприятель, но это еще не значит отступление. Прошу показать бумагу мою его светлости и благоволить уведомить, какие будут сделаны распоряжения.

найди одно неверное утверждение и отметь его знаком кутузов

Я полагаю, что корпус г. Дохтурова нужно здесь на несколько оставить. Это не мало будет развлекать силы неприятеля" [7]. Попов, опубликовавший эту записку, не понял ее содержания; но по тексту видно, что А. Ермолов правильно учитывает неясности момента и возможные действия Наполеона, предлагая немедленно загородить Калужскую дорогу у Малоярославца основными силами русской армии. Уже вынесенные вперед корпуса, подчиненные Дохтурову, он видит в положении, нависающем на фланг противника, что не требовало от них долгого обратного марша.

Как найти неверное утверждение в теме: "Отечественная война года"?

Милорадовичу и Платову предлагается активизировать действия позади вышедшей на Калугу французской армии и тем внести ясность: В обоих случаях их положение выгодное: Ермолова был плох только одним: Кутузов не мог его оценить. Зная медлительность и недоверчивость Михаила Илларионовича, требовалось нечто большее, потому что противник легко мог упредить русских в Малоярославце.

Надо было уже идти туда, в расчете, что по дороге придет повеление главнокомандующего. Оно так и не пришло, соображения Ермолова не были приняты. По счастью, Дохтуров и Ермолов времени не теряли, между собой не соперничали и чинами не мерились.

Возможно, Коновницын намекнул Дмитрию Сергеевичу, что не во взятии Фоминского его главная задача. Поэтому "весьма благосклонно принял генерал Дохтуров" представление Ермолова о дальнейших действиях: Дохтуров согласился также, чтобы генерал Меллер-Закомельский с 1-м кавкорпусом и казачьими полками "произвел обозрение к стороне Боровска и потом возвратился к корпусу" [8]. По информации, содержащейся в переписке генерала Р. Вильсона, англичанин также увязался с корпусом Д.

Дохтурова из своего обоснованного и солидарного с русскими генералами беспокойства: На основании сего он отвел силы от своего левого крыла и приблизился к Фоминскому, в намерении направить главную часть своей армии Вильсона в адрес Александра I, он тоже настойчиво советовал остановить атаку Фоминского, пока не будет установлено, как неприятель в Фоминском сообщается со своей главной армией, и даже приписывал себе основное влияние в принятии Д.

Дохтуровым правильного решения [9]. Произведена была разведка казачьим разъездом к Малоярославцу.

найди одно неверное утверждение и отметь его знаком кутузов

Оказалось, едва можно было к городу успеть, и то, благодаря тому, что мост через речку Лужу был сожжен местными ополченцами под руководством городничего П. Быковского, а понтонную переправу французам помешал навести спуск воды из запруды городской мельницы, произведенный С. У моста стояли три батальона вражеской пехоты из дивизии Дельзона, а с русской стороны - только присланный атаманом Платовым казачий разъезд. В городке царило смятение.

Поутру 12 октября артиллерия подошедшего к Малоярославцу 6-го пехотного корпуса открыла огонь по мосту, "который неприятель старался всячески исправить", но французы успели ночью перейти в город и "по набросанным кладкам перевезти два орудия".

Наскоро введенные в город русские егеря атаковали противника, но после направления Дельзоном подкреплений были вынуждены отступить. Враг полностью занял Малоярославец и выслал разведку для обозрения находящихся за городом русских сил [11].

Ермолов, которому Дохтуров поручил вести бой в городе, контратаковал присланными к нему Либавским и Софийским полками, отбив большую часть Малоярославца.

В начале боя на стороне русских войск было преимущество в артиллерии. Батарейная рота полковника Никитина вела огонь с возвышенности у кладбища, корректируемый по бородинскому опыту с передовых постов и ближайшей колокольни.

Бой протекал с переменным успехом, но во второй половине дня большие массы французских войск под командованием Евгения Богарне приблизились к городу, и Малоярославец опять оказался в руках неприятеля.

Погибшего Дельзона заменил генерал Гильемино, принявший командование французскими войсками, действовавшими в Малоярославце. Ему на помощь одна за другой прибыли дивизии Брусье, Пино и итальянской гвардии.

Выше разрушенного моста через Лужу начали переправляться дивизии Даву. Ермолов через генерал-адъютанта графа Орлова-Денисова просил генерал-фельдмаршала ускорить движение армии. Реакция Кутузова была более чем сдержанной и раздраженной. Неприятным могло казаться объяснение мое фельдмаршалу, когда свидетелями были многие из генералов. Он отправил обратно графа Орлова-Денисова без всякого приказания.

Не с большей благосклонностью был принят вторично посланный от меня Он с негодованием плюнул так близко к стоявшему против него посланнику, что тот достал из кармана платок, и замечено, что лицо его имело более в том надобности" [13]. Нетрудно понять, что очередной припадок кутузовского безобразного поведения вызвало осознанное им движение обстоятельств к новой крупной битве с Наполеоном.

Стремясь этого избежать, он "остановил войска в 5 верстах от поля сражения и дал им отдых. Осторожный Кутузов неохотно решался на движение к Малоярославцу, могущее повлечь за собою генеральное сражение". Он-то надеялся совсем на другое, - на то, что дивизия Брусье выслана для прикрытия южного фланга отступающей Великой армии. Только по этой причине "известие об оставлении Наполеоном Москвы весьма обрадовало Кутузова".

Болговский говорит в своих записках, что князь Кутузов встретил его словами: Неужели в самом деле Наполеон оставил Москву и отступает? Говори скорее; не томи сердце; оно дрожит" [14].

Кутузов поначалу отнесся к вечернему рапорту Д. Дохтурова от 10 октября и записке А. Ермолова с заметным недоверием. Каверину было дано знать только, что "неприятель, с частью своих сил взял направление к Боровску", а Платову предписано "немедленно выступить к Малоярославцу, и, по достижении сего пункта, послать отряд к Боровску".

Таким образом, Новую Калужскую дорогу поначалу предполагалось прикрыть одними только казачьими полками! От генерала Милорадовича, которому приказывалось неспешно, "завтрешнего числа" провести рекогносцировку на Старой Калужской дороге, ожидались сведения о "движении Мюратова авангарда вверх по Наре" то есть на Можайск.

Иначе говоря, продолжало полагаться, что маневрами у Боровска Наполеон прикрывает свое отступление к Можайску. С намерением идти в параллельное преследование Наполеона, вся русская армия готовилась к выступлению на Малоярославец, но пока исходя из представлений Кутузова уходящий Бонапарт "подтаскивал" за собой Мюрата, можно было подождать.

Поэтому 11 23 октября русская армия оставалась на месте в ожидании возвращения фуражиров, которые, по разорению всей округи, вынуждены были промышлять верстах в 20 и далее от лагеря [15, 16]. Эта благостная картина начала колебаться в глазах главнокомандующего под влиянием рапорта доверенного князя Н. Теперь уже Генералу Дохтурову, чей марш на Малоярославец был одобрен, было велено "употребить все способы, чтобы выйти на Боровскую дорогу Наконец, яростный грохот пушек и тревожные донесения Ермолова из Малоярославца возвестили полный "облом": Наполеон с главными силами у города в стремлении на Калугу!

Михаил Илларионович всячески тормозит события в надежде, что они все-таки повернутся на желательный для него лад. К трем часам дня 12 октября к Малоярославцу прибывает один только 7-й пехотный корпус генерала Раевского и помогает Ермолову отразить итальянцев.

Корпус мог быть там и ранее, но "не иначе мог выступить, как по собственному повелению фельдмаршала", отсутствие которого вынуждало Раевского к роли "любопытного зрителя", созерцающего очередное побоище, в котором русские были в заведомом меньшинстве [19].

По словам английского военного представителя, генерала Р. Вильсона, Кутузов "без всякой нужды остался 14 часов в лагере своем в пяти верстах от нас, хотя мог слышать оттуда всякий ружейный выстрел, а от пушечной пальбы верно и дом его трясся, потому что даже земля от того дрожала. Он оставался на месте, не имея ни малейшего любопытства быть зрителем происходивших действий.

Когда же наконец, по неоднократным и убедительным нашим требованиям, получили мы вспоможение и наконец он сам прибыл около 5 часов вечера, то он оказывал такую личную осторожность, что она сделалась предметом всеобщего замечания". По свидетельству полковника Ж. Кроссара, около пяти часов пополудни, обозревая битву, М.

Кутузов высказался с недовольным видом: Вильсона действия фельдмаршала послужили основанием заявить русскому царю, что его офицеры и войска "достойны иметь и имеют нужду в искуснейшем предводителе"; он впервые прямо предлагает заменить М. Таким образом, получив донесение Болговского и записку Ермолова, Михаил Илларионович отдал приказ на выдвижение армии не сразу, а вечером 11 октября, - после известий от Кулашева и Милорадовича, дополнительно удостоверивших Кутузова в переходе главных сил неприятеля на Новую Калужскую дорогу.

Через сутки главные русские силы появляются у Малоярославца. Приказал генерал-лейтенанту Бороздину 1-му вступить с корпусом в город, сменив утомленные полки, с самого начала сражения защищавшие город С величайшим упорством дрались французы, и в особенности теснимый корпус генерала Бороздина не мог уже противостоять. Место его заняли свежие войска в значительных силах. Окончательно введены гренадерские полки, и почти до полуночи продолжалась жесточайшая борьба.

Войсками распоряжался дежурный генерал Коновницын, с обычной его неустрашимостью, и из последних сил оставил город. Овладевши им неприятель, в крайней черте его в опушке расположил артиллерию и в продолжение ночи ничего не предпринял! Ермолова о нецелесообразности продолжения городского боя после прибытия основных русских сил, разделяется рядом русских генералов и военных историков, в том числе М.

Богдановичем, говорящими о выполнении главной тактической задачи закрытие Калуги, как по прямой дороге, так и казачьими полками в направлении на Медынь. Они также указывают на благоприятное соотношение сил и превосходство русской артиллерии, делающие невыгодным для Наполеона крупное полевое сражение [23]. Сходная критика действий русского главнокомандующего звучала и с французской стороны.

Ему ставили в вину, что он пожертвовал большим числом людей и потерпел поражение, не достигнув своей цели; эта цель должна была заключаться в том, чтобы удерживать позиции, если уж он оборонял их, по крайней мере до ночи. В действительности Кутузов, который узнал о выступлении императора из Москвы только го, был захвачен этим врасплох и лишь постепенно направлял на поддержку Дохтурова различные воинские части только для того, чтобы прикрыть отступление своей армии Со своей стороны, Михаил Илларионович, повторяя те же, что при Бородино ошибки последовательного ввода в бой резервов и перенапряжения обороняющихся в меньшинстве русских войск, руководствовался иными соображениями.